WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 29 |

«Перемены: быть или не быть? Публикации 2005–2015 гг. Москва, ние Предисловие Остановит ли А. Фурсенко люмпенизацию учительства, погасит ли министерство «дымовые завесы» в ...»

-- [ Страница 1 ] --

Александр Адамский

Перемены: быть или не быть?

Публикации 2005–2015 гг.

Москва,

ние

Предисловие

Остановит ли А. Фурсенко люмпенизацию

учительства, погасит ли министерство

«дымовые завесы» в образовательной

политике, доставшиеся ему в наследство?

Может, и нам пора? 14

Андрей Фурсенко вызвал на связь родителей 21

Что происходит?

Заложники модернизации, или О том, как на

фоне слабой образовательной политики

вырастают институты реванша и реставрации советской школы Бюджетное учреждение и его инновационная деятельность Кто закажет слесаря? 44 Останется ли школа муниципальной? 48 Пропавшие дети В чем результат образования? 56 На грузовике прошлого далеко не уедешь 60 Кто боится приватизации? 63 Результат школы как предмет договора 68 Герман Греф помог Андрею Фурсенко заключить перемирие с Академией наук по принципу: враг моего врага мой друг. 72 Оказалось, что главный друг академиков – Минобрнауки Рособразование составило финансовый план.

Бесперспективный Даешь соучредительство! 81 Переход в «организацию»: завтра будет поздно… Стандарт как общественный договор 88 Возможно ли общественное управление образованием в России?

12 октября: начало Белой революции или банальный фарс профсоюзов?

Инновационные модели «Эврики» 100 Основные принципы Дифференцированной системы оплаты труда учителей Необходимо перейти на новую систему оплаты труда Профсоюзы забыли о том, что с 2006 года принципы ЕТС заканчивают свою миссию. А 112 новой системы оплаты труда так и нет...

Как повысить заработную плату учителей? 115 Переведи меня через майдан 119 Образовательная бюрократия против Путина 126 Министру нужен новый заместитель, срочно, иначе Президенту понадобится новый министр Бюджет образовательной программы и попечительский совет школы Школьный Попечительский совет - основа гражданского общества в России Работаешь стандартно? Получай минимум 143 Национальный проект «Образование»

завершен. Всем спасибо, все свободны.

Кто проведет законы о переходе в некоммерческую организацию?

Привет, урод!

Безыдейные люди без царя в голове 156 Контракт учителя с обществом 160 Как работает государственная машина 163 поддержки инноваций? Пока разбивно 163 Самое конкурентоспособное образование в мире?

Суд дилетантов: рискованный, но неотвратимый Это что, сознательно было сделано? Классное руководство!

Кто хозяин школы?

Да здравствует Союз труда и капитала! 175 А мы думали идет модернизация … 17 Мифы экономики образования 180 Что делать школам – победителям нацпроекта? 182 А воз-то нормативного финансирования и ныне там Как мы понимаем нормативное финансирование?

Зарплата вместо пособия по бедности 190 Средства получат самые амбициозные 192 Деньги в обмен на обязательства! 194 Нанотехнологии православного формирования

–  –  –

региональных систем образования Скажите детям: их не убьют 206 Скажите детям: это фашисты идут 208 Скажите детям, что хорошие учителя будут получать хорошую зарплату Столкновение норм и общественный контроль 212 Умер Пинский Комплексный проект модернизации – основные направления Что нам делать в 2009 году в области образования?

Российская трехсторонняя комиссия выпустила рекомендации, а министерство – модельную методику о системе оплаты труда. 225 Как эти материалы согласуются друг с другом?

Повестка дня 2007: стандарт, норматив, экзамен Я произошел от обезьяны 230 Комплексный проект модернизации – право на 232 качественное образование Академия образования при капитализме 235 Будут ли в русских селах школьные бунты? 238 В чем результат национального проекта? 241 Право на проект Что такое качество образования? 246 Риски комплексных проектов модернизации образования Чиновник и собака Павлова 252 Учитель, который работал не так 255 Конец педагогики Переход на нормативное подушевое финансирование общеобразовательных 260 учреждений Учителям не платят за ту работу, которую они выполняют помимо уроков Правильно ли вас поняли, господин

–  –  –

дошкольном образовании Какая школа нам нужна?

Зачем нужны образовательные стандарты? 305 Не можете убедить – уходите 308 Принцип «Деньги в обмен на обязательства»

сработал 2008 – год стандартов и новой зарплаты 315 Знание – сила, но силой нельзя заставить знать и уж тем более повиноваться знанию Достижения, проблемы и эффекты реализации региональных комплексных проектов за 2007 323 год Экономика знаний – стратегия образования 325 Грядут перемены!





Инновационный стандарт – задача 2008 года 333 Останется ли министерство, узнаем через месяц Битва за стандарт Народный государственный образовательный стандарт: версия «Эврики»

Готовятся изменения для внесения в 191-е постановление Первым делом, первым делом – самолеты! Ну,

–  –  –

пилите…»

Советы из мавзолея Школьный крест Школа 2020: умные – значит богатые 393 Как увидеть новые результаты образования? 400 Министром образования стал региональный

–  –  –

Час учителя А если что не так – не наше дело! 485 Чем стандарт отличается от болтовни 489 Закон сообщающихся обид 491 Усиление позиции Андрея Фурсенко дает

–  –  –

образования Стандарт выбора и выбор стандарта 582 Какой будет образовательная политика президента Путина?

Вернемся к жизни Как пряму ехати – живу не бывати: нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному Цели образования – основа его финансирования Проводники идей: начало педагогики сотрудничества Модернизация образования: довести до ума или остановить?

Традиционная осенняя «Эврика» 617 Матвей Цивинюк и педагогика развития 620 Выше качество российского образования! 625 Бойтесь революции – она пожирает детей. И не только своих Образовательная политика осталась тайной 633 Школа свободы и свобода для школы 640 Премьер и школа Жизненный цикл эпохи перемен – закончился 648 Наблюдай или проиграешь 662 Женщина – институт управления страной и

–  –  –

Рассмешите Бога Образование наказанием, или Стрельба в человека отравленной стрелой, не достигшей 713 цели Школа не должна быть пустой 718 Сеть как содержание образования 722 Подростковая модернизация 724 Введение стандартов в ситуации ручного управления образованием Свобода, равенство, братство сети! 736 Образовательная политика: способ как содержание Год без министра Андрея Фурсенко 746 Подвижники соберутся на «Эврике» 753 Развитие институтов тормозится ручным

–  –  –

образования Экзамен на выживание в украинских школах 915 Допуск к застою Школа в эпоху большой нелюбви 922 Школа без границ Остановить войну!

«Эврика»: с верой в будущее 940 «Дядя Петя, вы дурак?» 944 Второе пришествие Льва Выготского в Россию 950 Неумнаяшкола.рф Вы блестящие учителя, у вас прекрасные ученики!

Послание свыше и письмо снизу 967 Образовательная политика в зоне

–  –  –

никто не догадывается Летнее образование разными кашами 1086 Теперь показуха начнется с 4-го класса? 1091 Эпоха новых результатов, или Чувство юмора как предмет «Хорошая школа та, которая повышает

–  –  –

Стоит только посмотреть на обложку, и знающие Александра Изотовича сразу поймут, чья это книга. Ведь галстук-бабочка давно стал его визитной карточкой. Кроме того, бабочка с обложки – сама по себе уникальна. Раскроем секрет: она сделана из передовой статьи, опубликованной в бумажной газете «Вести образования», № 8, 2011 г.

Эта книга – не «ритуально-мемориальный» сборник статей на ушедшие в прошлое темы образовательной политики – в ней живая мысль о будущем, вот уже тридцать лет делающая его последователей «эвриканцами»

– добровольным объединением людей, которые не просто исповедуют, но и стараются на деле осуществить идеи либерализации российской школы.

5 В этих текстах – не только неповторимая индивидуальность Александра Адамского, но и индивидуальность «Эврики», индивидуальность каждого, кто связан с ее деятельностью. Для многих эта книга – «сквозная линия» их собственных субъектных деятельностей, обобщенное выражение их коллективной профессиональной позиции.

Эта книга – щедрый подарок автора всем нам: не только друзьям и знакомым, но всем, кто неравнодушен к судьбам отечественного образования.

–  –  –

7 Остановит ли А. Фурсенко люмпенизацию учительства, погасит ли министерство «дымовые завесы» в образовательной политике, доставшиеся ему в наследство?

Основным событием в образовании ушедшего года стала смена руководства ведомства и принятие нового законодательства в социальной сфере.

Связаны эти события или нет – трудно сказать. В России вообще редко осуществляются системные проекты, особенно в социальной сфере, скорее всего – так совпало, но фактически с весны прошлого года в системе образования начался принципиально новый этап – вначале непонятно какой, но к концу года ситуации прояснилась.

На мой взгляд, изменения в системе назрели и связаны они прежде всего, с необходимостью смены элит в образовательной политике.

Нынешняя элита системы образования сформировалась в годы неэффективных попыток перемен и тщательного камуфлирования реальных образовательных проблем дымовыми завесами псевдопроблем.

Перечислим лишь некоторые из таких дымовых завес и последовавших за ними дорогостоящих и бесплодных попыток их разрешения.

На первом месте, безусловно, дутая задача создания государственных образовательных стандартов на основе стандартизации содержания образования. Ни разу и нигде теоретически не было ни сформулировано, ни тем более доказано, что стандартизация содержания образования: а) возможна, б) приведет к развитию системы образования и повышению качества. Гипотеза, очевидно, состояла в том, что если законодательно или постановлением правительства зафиксировать тематику и объем программ учебных предметов, то это приведет к формированию базовых компетенций или способностей.

При этом базовым способом освоения этих программ попрежнему оставался способ тренировки навыков и запоминания массивных объемов формальных сведений.

И никакие доводы в пользу того, что подобная стандартизация не приведет к развитию системы образования и более успешной социализации выпускников не принимались в расчет.

В результате 10-летних усилий пришли к тому, с чего начинали – стандарты никого не удовлетворяют и рамочного закона, позволяющего их ввести, так до сих пор и нет.

«Эврика» в течение всех лет тщетных разработок призывала отказаться от идеи стандартизации содержания образования и перейти к стандартизации условий образовательной деятельности.

Это означает, что прежде чем начинать разговор о требования к результатам, надо задать требования к условиям.

Школа – единственное учреждение, единственная организация, где объем работ не зависит от вложенных ресурсов.

Если вы зальете в автомобиль не полный бак, а всего четверть необходимого – он и возить вас будет четверть положенного времени.

Если вы завезете в котельную пятую часть необходимого угля – она и обогревать вас будет столько же.

Если вы снимаете кино и у вас денег в десять раз меньше

– вы и снимете десятину от фильма.

Другое дело – школа. Сколько бы средств ни выделяли – учителя должны выдать полную программу и достичь тех результатов, которые в этих программах заложены.

И предложенные стандарты именно эту бессовестную, негодяйскую и предательскую по отношению и к учителям, и к детям логику и закрепляли.

25 ноября, выступая на Парламентских слушаниях в Совете Федерации, министр образования и науки Андрей Фурсенко объявил о намерении ведомства изменить саму структуру стандарта и поставить во главу угла именно требования к условиям образовательной деятельности.

Будем надеяться, что это начало возвращения к здравому смыслу в образовательной политике.

Другим дымовыми завесами были игры с показателями эффективности работы системы образования, усиление ее закрытости от общества, игнорирование требований рынка и работодателей к подготовке кадров, полная зависимость системы образования от отживших и закостенелых околоведомственных институтов – таких как союз ректоров, отстаивающего интересы вузовской бюрократии и ее право на ренту от получения дипломов. Или давно потерявшего свой авторитет учительского профсоюза, который последовательно ведет линию на люмпенизацию учительства и превращения образовательной интеллигенции в образовательный пролетариат, ни на что, кроме забастовок, митингов и демонстраций не способный. За все эти годы так и не предложено внятной политики в области выплаты заработной платы, внятных и эффективных способов отстаивания интересов учительства.

Можно еще вспомнить попытку пристроить 12-й класс к средней школе, размазать 5-балльную систему отметок до 10, 12 или 100-балльной, не меняя самого предмета оценивания, и еще большое число так называемых инноваций, которые, не меняя дела по существу, выполняли роль дымовых завес в образовательной политике.

За полгода работы нынешнего министерства прояснились некоторые важные позиции в образовательной политике, которые можно сейчас называть и по которым можно определить характер отношений с новым ведомством.

Перечислим основные, с нашей точки зрения принципы образовательной политики, которые проявило новое министерство.

1) А.А. Фурсенко выдвинул принцип «внешнего заказа системе образования», как главного основания образовательной политики.

Это полностью совпадает с идеологией инновационной сети «Эврика» доминирования гражданских потребностей в образовательной политике.

2) А.А. Фурсенко выдвинул принцип распределения ресурсов под задачи, программы и проекты, а не под учреждения.

Это совпадает с проектным подходом «Эврики».

3) А.А. Фурсенко выдвинул принцип оценки эффективности деятельности системы образования по социально-экономическим показателям, а не по внутри ведомственным параметрам.

Это совпадает с методологией «Эврики» ориентации на становление основ гражданского общества через образование.

4) А.А. Фурсенко выдвинул принцип минимизации вмешательства государства в регулирование содержания образования, и усиление госвлияния в создании условий образовательной деятельности.

Это совпадает с позицией «Эврики» об изменении подхода к стандартам в образовании.

Конечно, ведомство остается ведомством.

Изменение курса руководства еще не означает радикального изменения деятельности всего министерства.

Средний и нижний слой ведомственной бюрократии остался прежним.

Эффективных гражданских институтов, на которые можно опираться в инновационной образовательной политике, нет, а прежние снижать активность не собираются.

Очевидно, что обанкротившаяся образовательная элита не смирится с поражением прежней бюрократии и будет отчаянно бороться за реставрацию политики «дымовых завес»

и системы распределения ресурсов по старым правилам.

Истерика по этому поводу выплеснулась на страницы газет, что называется «по полно программе». Но кроме истерики нужны более серьезные аргументы, пока их не слышно.

Альтернативы образовательной политике открытости обществу, а не отжившим придворным «союзам», активного включения социально-экономических механизмов оценки эффективности работы системы, вовлечения предпринимателей в попечительство и влияние на подготовку кадров, перехода к государственному регулированию условий образования, нет.

Власть в образовании ищет новых партнеров и стремится открыть систему для гражданского влияния.

Будущее во многом зависит от того, насколько образовательное и родительское сообщество услышит этот призыв.

–  –  –

Может, и нам пора?

Местная советская бюрократия и отсутствие эффективных гражданских институтов губят систему образования.

«Верните нам льготы!» – те, кому 10 лет назад не платили зарплату, теперь отказываются от денег.

А как поведут себя учителя, профессора и ученые, когда начнется реальная реформа образования?

Во многом это зависит от того, появятся ли в системе новые институты образовательной политики: гражданские объединения и новая бюрократия.

Десятилетие наркотического влияния на граждан по программе «льготы вместо денег» сформировали устойчивое неприятие экономической реальности не только у самих граждан, но и у власти.

Региональные чиновники не смогли скооперироваться с федералами, а центральное правительство само не верило в то, что закон и министерские решения будут выполняться.

Точнее говоря, сами министры и губернаторы старались изо всех сил, но привыкшие совсем к другой работе клерки среднего и младшего звена просто не справились с задачей точного расчета и своевременной выплаты денег или выпуска соответствующих бумаг.

Например, того же единого проездного билета.

Ситуация с острым социальным кризисом, связанным с реализацией 122-го закона, с моей точки зрения, прежде всего говорит о деградации института местной власти, а также среднего и мелкого федерального чиновничества. Причем как политической, так и профессиональной, бюрократической.

Нужна новая бюрократия, иначе модернизация страны просто не состоится, несмотря на правильные идеи и запас политической воли.

И дело не в людях, плохих или хороших, а в том, что изменились условия задач, которые бюрократия должна решать, а сама бюрократия осталась прежней. Параметры результативности остались прежними, структуры отчетов – прежними, процедуры согласования решений – теми же, что и при советской власти, не говоря уже о десятилетии поощрения коррупции.

И это касается не в последнюю очередь нашей родной и такой до мелочей привычной образовательной бюрократии.

Административная реформа коснулась лишь структуры ведомства – объединение образования и науки и разделение собственно на министерство и агентства. Этот шаг фактически явился первым по сути модернизационным: создание институциональной основы развития образования.

Если мы хотим реальных изменений в системе образования, то необходимо прежде всего создавать новые образовательные институты, соответствующие нормам гражданского общества, рыночной экономики и правового государства.

И это, на мой взгляд, подтверждается «филипповской»

эпохой застоя модернизации: ставка на ведомственную бюрократию привела к печальному результату. Постоянное и унизительное заигрывание с «региональными баронами» – руководителями местных органов управления закончилось тем, что каждый или каждая из них на сегодняшний день уже не чиновники, а подымай выше – великие образовательные политики, они привыкли разговаривать с министром как с провинившимся троечником.

То же самое – с бюрократией вузовской, академической, профсоюзной, перед кем только не стелилось бывшее Министерство образования, стремясь продвинуть внутрь этих застарелых и непродуктивных институтов идеи и проекты модернизации.

Это было похоже на стремление внедрить вегетарианские диеты в сообщество торговцев мясом.

– Ну, почему же вы нас не поддерживаете?

– Ну, с чем вы не согласны?

– Ну, какие у вас аргументы?

Спрашивали федералы и их советники местных руководителей, ректоров, профсоюзников, академиков…

– Да кто ж вам скажет, – думали про себя регионалы, ректоры, профсоюзные деятели, академики, – кто ж вам признается, что ЕГЭ лишает нас ренты с поступления в вуз, введение ведомственной системы оплаты труда – возможности манипулировать зарплатными средствами внутри трансфертов, а введение стандартов – наоборот, дает возможность крепко сесть на вечное воспроизводство старых учебников – «времен Очакова и покоренья Крыма».

Кто ж вам признается?

И вместо правды зажигались дымовые завесы демагогии и псевдодискуссий: например, о перегрузке учеников и вреднее некоммерческих организаций в образовании.

И всем было выгодно: регионалы оставались при своей власти, профсоюзы – ловко изображали и изображают влияние на трудовые массы, ну а ректоры и академики вели напряженную борьбу за свои насиженные места под образовательным солнцем.

В результате система оказалась фактически неуправляема.

Любой федеральный проект сегодня обречен на неудачу – сигнал в регионы либо не проходит вовсе, либо проходит с такими искажениями, что свежая и продуктивная идея превращается в свою злобную карикатуру.

И страсть к зажиганию дымовых завес осталась – об этом свидетельствовали некоторые выступления на только что состоявшемся совещании руководителей региональных органов управления образования.

– Даешь 12-тилетку!

– Долой предшкольное образование!

– Дайте денег, а мы сами решим, куда рулить!

Вообще, тема «мы сами с усами» крепко сидит в головах начальников. Когда перед ними начала выступать представитель сети федеральных экспериментальных площадок, то некоторые ветераны руководящей работы аж криком зашлись от возмущения, мол, мы все это знаем, а нас тут учить вздумали!

А то, что их решили посвятить в планы инновационной деятельности и предложить партнерство – до большинства просто не дошло.

– Какое партнерство? С кем? Ай, бросьте!

Действительно – с кем, кроме себя, можно делить управление системой образования?

Вот в этом и основной вопрос: управление системой перестало быть эффективным, если оно сосредоточено в руках ведомственной бюрократии.

И есть опасность, что сейчас новое руководство ведомства снова втянут в бесконечную тягомотину споров с той же бюрократической тьмой, которая агрессивно и умело будет отстаивать свое право на безраздельную власть в образовании, устраняя конкурентов всеми доступными средствами.

– Так, а с кем же иметь дело? Других-то институтов образовательной политики в стране нет!

Нет.

Но что из этого следует?

Основная задача модернизации системы – поощрять создание новых институтов. Не вместо, но рядом с существующими.

Сейчас любой может бросить упрек ведомству:

– Вы не обсудили свои решения с общественностью!

Но в условиях, когда гражданское общество в образовании не структурировано – любое решение можно назвать «не обсужденным с обществом». Хотя и в газете напечатали, и совещания провели, и с Союзом ректоров посоветовались, и с профсоюзами.

Но в зеркале гражданского общества эти организации отражаются как советские, а не современные.

Есть инновационное движение – оно будет институализироваться в 2005 году как сеть и как движение.

Растут попечительские союзы и советы, родительские ассоциации, объединения работодателей, заинтересованных в образовании. Прежде их расценивали исключительно как спонсоров – пришло время помочь им стать институтами образовательной политики.

В учительстве уже обсуждается тема новых профсоюзов – всем видна неэффективность нынешних, так и не предложивших эффективного механизма защиты прав учителей.

Ученые устали от невостребованности и все больше понимают, что без собственных гражданских ассоциаций и объединений им невозможно будет играть активную роль в образовании.

Учителя-предметники стремятся к объединению.

Директора хотят иметь свою организацию.

Почти в каждом секторе образовательной деятельности сегодня ощущается потребность в создании гражданских объединений. Но им нужна рамка полномочий.

Все ждут, что политическое руководство даст сигнал востребованности новых институтов в образовании. Один такой сигнал уже дан: министерство решило, что экспертизу учебников будут отныне проводить не одиночки, а институты.

И экспертное сообщество сразу стало разрабатывать планы институализации. Например, ученые из сети «развивающего обучения» обдумывают создание ассоциации «экспертов РО», чтобы участвовать в экспертизе учебников своего направления.

Это и есть образовательная политика – не рукотворно подкручивать узлы и механизмы системы, а создавать сигналы, побуждающие людей к активной деятельности.

Но в сознании старой бюрократии и советских институтов образования такие сигналы не проходят:

– Вы скажите, в чем генеральная линия и денег дайте побольше, остальное мы сами… А я бы им денег не дал, жалко деньги на ветер бросать.

Вот, говорят, Минфин разработал инструкцию согласования местных руководящих кадров с федеральным органом управления. Не назначения, но согласования. Видно, там уже перешли к оценке эффективности по реальной результативности, а не по внутриведомственным показателям.

Может, и нам пора?

Опубликовано на сайте www.eurekanet.ru 1 февраля 2005 г.

Андрей Фурсенко вызвал на связь родителей 10 февраля министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, в рамках визита в Приволжский федеральный округ, провел родительское собрание 10-х классов, в нижегородской школе № 186.

Правда, открыл собрание все-таки не министр, а директор Михаил Буров, да и классная руководительница на всякий случай сидела по левую руку от министра, но родители десятиклассников все-таки обращались прямо к министру.

Было видно, что родители тщательно готовились к собранию и проявили глубокую осведомленность не только в проблемах, но и в позиции министра Фурсенко. Один раз гость не выдержал и спросил:

– Вы что же и мой доклад правительству читали и наши предложения?

– Конечно, читали, – чуть не хором ответили родители 10х классов, – что-то нам нравится, а что-то нет, давайте обсудим… И не только они: с помощью Интернета в родительском собрании принимали участие родители гимназии «Дидакт»

города Заречный Пензенской области и родители гимназии «Корифей» из Екатеринбурга.

…Когда Андрей Фурсенко перед началом спросил своих коллег по министерству – как вообще ведут родительские собрания, один из них пошутил:

– Это очень просто. Как только зайдете в класс, сразу скажите: «Нужно собрать деньги на учебники. Или на охрану, или еще на что-то. И сразу появится атмосфера взаимопонимания и вас примут за своего.

Шутки шутками, а родители действительно стали для российской школы почти основным источником финансирования, и ни у кого язык не повернется ругать директоров за то, что они обращаются за помощью к родителям, потому что бюджетного финансирования хватает едва-едва на заработную плату учителям и на скромное обновление библиотеки и оборудования. И хотя все признают, что именно родители помогают школе выжить, к их голосу как раз никто и не прислушивается.

И вот министр А. Фурсенко решил попробовать начать диалог с родителями с одной школы. Забегая вперед, могу сказать, что уже на следующий день, встречаясь с региональными начальниками и ректорами, министр предложил проводить более широкие родительские собрания, например, перед началом учебного года, значит, первая проба оказалась полезной.

Вначале родители устроили министру тест на цели и задачи школьного образования.

Инженер-электрик Нина Николаевна Калныньш (ее дочь Яна учится в 10-м классе, в профильной группе «медикибиологи», хочет стать врачом), предложила тему «стандарты».

Суть проблемы изложила примерно так: «Удивительно, но многолетние и дорогостоящие разработки «минимального содержания образования» так и не привели к результату, а вот вопрос о том в каких условиях должны, с точки зрения государства учится наши дети – как будто никого не интересует!».

Министр даже опешил поначалу от такой прицельности с первых минут разговора и решил ответить вопросом:

– Нас действительно не устраивает качество разработанных стандартов, и мы хотим внести предложение, чтобы стандартом считались как раз условия образовании, а также требования на «выходе из школы». Но как задать эти требования?

Ирина Николаевна Куль, инженер-программист (сын Максим учится в профильной группе «экономисты»

победитель многих олимпиад, и районных и городских), ответила так: «Будет очень плохо, если это опять будет набор сведений из предметов. Почему все так сражаются за пресловутую «фундаментальность» нашего образования?

Неужели громадные объемы бесконечного числа предметов гарантируют нашим детям счастливую жизнь? Мы вообще кого хотим видеть на выходе нашей школы? Мы знаем?».

– В том-то и дело, что надо прежде всего самим понимать, что будет способствовать счастливой жизни детей, а потом задавать стандарты, иначе будем не к будущему детей готовить, а к прошлому, – это уже министр.

Бухгалтер Светлана Викторовна Соловьева (дочь Татьяна, Профильная группа «Дизайнеры», уже представляет на подиумах коллекции одежды) сказала, что большинство родителей, по ее мнению, в активном обсуждении таких тонкостей участвовать не будет, а с другой стороны без учета родительского мнения любое решение министерства или правительства будет встречено в штыки.

– Как включить нас в принятие решения министерством?

– спросили родители.

– Может проводить перед началом учебного года родительские собрания по всей стране? – предложил министр.

А домохозяйка Надежда Владимировна Лихачева (сын Владимир, профильная группа «экономисты») тут же напомнила всем участникам собрания о безобразной ситуации с поступлением в вузы. И о том, что ей очень хочется, чтобы образование действительно было непрерывным, но тогда, по крайней мере, успехи в школе, должны влиять на поступление, а сейчас этого нет.

Вообще, родители были в свою очередь поражены откровенностью А. Фурсенко, который от прямых ответов не уходил, но и попытки навязать ностальгические модели («а вот в наше время …») критиковал тоже резко.

Говорили и о ЕГЭ, министр сказал, что бывшее министерство наломало здесь дров.

– Измерительные материалы разрабатывались – излишне кулуарно, – считает А. Фурсенко. – Мы считаем, что надо считать совершенствовать измерительные материалы и нельзя навязывать ЕГЭ как единственный способ, но сам подход разумен. У вузов есть право устанавливать дополнительные испытания, но это не должно носить кулуарный характер.

Нельзя, чтобы задачи по математике, например, придумывались под каждый университет.

…Хорошая школа, подготовленные родители, содержательный диалог, а что было бы в не слишком хорошей школе, с первыми попавшимися мамами? – такой вопрос задавали журналисты после этой встречи.

А ведь «Родительское собрание» – это же не только встреча, было же в России «Дворянское собрание» как особый институт. Мне кажется, что «Родительское собрание» может быть чем-то похоже на особый институт, куда входят родители, думающие о своих детях, ответственные за свои школы.

Если мы хотим, чтобы школа становилась лучше и богаче, надо слушать тех, кто сделал свои школы лучше и богаче.

Пусть у них будет свое «Родительское собрание», и министр будет их слушать.

–  –  –

Что происходит?

Ректоры готовятся выводить студентов на улицы, а родителей пугают акционированием школ.

Политические дивиденды от сопротивления модернизации образования растут, эффективность дискуссии падает.

За последние месяцы, по мере того, как намерения правительства проводить модернизацию системы образования приобретают все более четкие ориентиры, оформляется расклад противодействующих сил.

При этом, как это часто бывает, реальный сигнал о намерениях проходит довольно слабо, а вот домыслы и мифы становятся основным содержанием споров.

В течение последних недель на нескольких площадках, таких, как РОСРО (совет развития образования), конференция Центра образовательной политики Школы социальных и политических исследований, Общественные слушания в Госдуме, на ряде региональных мероприятий, в том числе во время визита министра образования и науки А. Фурсенко в Приволжский федеральный округ, мы были свидетелями столкновения разных позиций относительно модернизации.

Причем сама подоплека яростных столкновений попрежнему тщательно скрыта за дымовыми завесами не существующих, не существенных, на наш взгляд, противоречий.

Сравним две декларации.

В одной от имени Министерства образования и науки объявляются нежелательные действия в модернизации. То есть 26 то, что министерство делать не собирается и против чего будет бороться. Это объявление происходило несколько раз на разных площадках, и стало достоянием СМИ. Как правило, заголовок был один: «Мы против». Имелось в виду «Министерство образования и науки – против…».

«Мы против:

1. Необоснованной приватизации образовательных учреждений в любой форме.

2. Введения платы за обучение в школе под предлогом сокращения на 25 процентов учебной нагрузки для учеников и учителей.

3. Передачи вузов на бюджеты регионов, важно сохранить единое образовательное пространство.

4. Необоснованного введения государственных именных финансовых обязательств (ГИФО), нужна последовательная экспериментальная работа.

5. Принудительного введения двухступенчатой системы высшего образования во всех вузах страны.

6. Закрытия сельских школ, в результате которого гибнут села, реструктуризация если и нужна, то для того, чтобы улучшить условия жизни сельчан.

7. Введения единого государственного экзамена (ЕГЭ) в качестве единственной формы выпускных и вступительных экзаменов».

Конец цитаты.

Этими пунктами позиция министерства не ограничивается, но это – самые существенные.

Параллельно сформировался список мер, не принимаемых той или иной группой деятелей образовательной политики. И если ряд из этих наборов откровенно ностальгического характера (бывшие министры образования обратились к премьер-министру с зубодробительной критикой нынешнего министерства и призывом вернутся к прежней стратегии модернизации), то содержательная критика сформирована относительно тех же позиций, которые указывает само министерство.

Цитируем, в сокращении (полный текст публикуется в газете «Педагогический вестник», № 2–3), декларацию «Образование для всех», написанную одним из самых авторитетных образовательных политиков в России – депутатом Олегом Смолиным, постоянным автором нашей газеты.

«Мы отвергаем:

1) приватизацию образовательных организаций в любой форме;

2) изменение статуса государственных и муниципальных образовательных учреждений на АУ (автономные учреждения) и ГАНО (государственные автономные некоммерческие организации);

3) введения платы за обучение в школе под предлогом сокращения на 25 процентов учебной нагрузки для учеников и учителей.

Мы выступаем против:

1) передачи на бюджеты регионов (вместо федерального финансирования) профессиональных учебных заведений: ПТУ, ссузов, а в перспективе и вузов;

2) против введения образовательных ваучеров в форме государственных именных финансовых обязательств (ГИФО) на основании результатов ЕГЭ;

3) против принудительного введения двухступенчатой системы высшего образования во всех или абсолютном большинстве вузов, против ограничения числа учебных мест на ступени магистратуры или специалитета на основе конкурсного отбора, против перевода обучения на этих ступенях исключительно на платную основу или возвратные образовательные кредиты;

4) против «реструктуризации» сельской школы».

Конец цитаты.

Нетрудно увидеть, что основные позиции, против которых выступают обе стороны – совпадают.

Тем не менее, основными оппонентами являются представители ведомства и педагогического сообщества.

При этом, конечно, можно выяснять, кто и как понимает «приватизацию» и вообще – так ли уж она плоха?

Мне лично кажется, что бояться приватизации как черт ладана не надо. Из того, что мы не можем совладать с вороватыми чиновниками, которые готовы продать все и вся, ради копеечного барыша, вовсе не следует, что образование не может существовать в частном виде.

Да и «организации», которыми нас так пугают профсоюзные лидеры, вовсе не однозначно ухудшают дело, просто это возможность для тех, кто стремится в рискованную самостоятельность, плюс законодателям надо хорошо поработать, что внести в закон все условия нормальной деятельности «организаций».

Но дело в другом.

У меня складывается устойчивое убеждение, что оппоненты ищут противоречия не там, где они лежат, а там, где их привычное место, там, где фонарь горит. Война бюрократов и общественников довольно привычно ложится в контекст публичных ожиданий, и хорошо принимается «в свете».

А в это время, перепуганные угрозой потери своей синекуры ректоры вузов, готовы идти на самые крайние меры, чтобы не лишится своей ренты от нынешней системы попадания выпускников школы вузы, и безответственной роли самих вузов в экономике страны.

Потеряв всякую связь с рынком труда и с реальными работодателями, наши вузы стали откровенным тормозом в развитии российской экономики. Слабые попытки российских бизнес-институтов («Деловой России», «ОПОРЫ России») очень робко и довольно дилетантски заявить об этом даже не услышаны ректорским сообществом.

Они аккуратно канализированы в русло «работы над стандартами государственных образовательных программ» и дело с концом.

А вот возможность создания Общенациональных университетов, рейтингование вузов и создание конкурентных условий, так испугала ректорскую бюрократию, что уже в нескольких регионах прозвучало откровенное:

– Только попробуйте, троньте нас – сотни тысяч студентов выведем на улицу в знак протеста.

Вывести – выведут. Только кто этих студентов привет обратно в общежития с улиц? Кто будет нести ответственность за уличные удовольствия?

А переход школ в «организацию» стали называть акционированием и недолго думая, тоже зачислил в графу «приватизация».

…Мне кажется, привычное противостояние «сообщество

– ведомство» стало удобным прикрытием, своего рода камуфляжем, за которым общество лишено возможности увидеть действительные противоречия и проблематику модернизацию.

Наши общие задачи модернизации систем образования настолько серьезны и глубоки, что воспроизводить дискуссионный междусобойчик а-ля 90-е годы уже стыдно.

Не будем пугать другу друга мнимым противостоянием, образовательное сообщество должно консолидироваться вокруг модернизации, и альтернативы этому нет.

Если конечно мы думаем о стране и школе, а не только о себе.

Союз вузовской бюрократии с леворадикальной оппозицией грозит бунтом – бессмысленным и беспощадным.

Перед визитом министра образования и науки Андрея Фурсенко в Красноярск, на одном из совещаний ректоров и краевой администрации руководитель одного из университетов пригрозил в случае продолжения реформаторских действий вывести на улицу 120 тысяч студентов.

То же самое в одночасье было заявлено и лидерами профсоюзов, даже дата манифестации была обозначена.

А когда лидеры молодежной организации города пошли на переговоры со студенческими профсоюзами и постарались узнать, так ли уж неизбежны студенческие выступления, те им ответили, что сами-то они не жаждут уличных шествий, но вот если ректоры будут настаивать, то куда ж денешься. А ректорам из Москвы сигнализируют.

«После этого – не значит вследствие этого» – это каждый знает, тем не менее, на второй день визита министра А.

Фурсенко в Красноярск, перед началом встречи со студентами в Доме просвещения, два лидера Красноярской партии коммунистической молодежи метнули в гостя яйца. И стали прорываться из зала с криками «Долой реформу образования!».

Бунтарей задержали, вызвали милицию. Старушки, работницы Дома просвещения, стали стыдить хулиганов:

«Нашему дому сто лет, все здесь выступали, даже революционеры, которые из ссылки возвращались, и никто никого не бил, а ты?».

На что революционер ошарашил старушек: «А вы знаете, что сто лет назад не яйцами, а пулями боролись».

Я не верю в стихийные протесты и в то, что третий секретарь крайкома комсомола так удачно ассистировал вузовским бюрократам, в их борьбе… А против чего так яростно борются ректоры?

Против того, чтобы выпускать специалистов, которые требуются на рынке труда – а это значит, не исключительно научных сотрудников, с 5-тилетним сроком обучения, а бакалавров, приспособленных к реальному производству. Они против того, чтобы работодатели оценили их качество работы, а государство лицензировало каждый вуз по категории – от общенационального до рядового. Они против того, чтобы в вуз поступали не по взятке, а по единому тесту, они против того, чтобы попечительский совет имел реальную власть в вузе… А в результате – вузовская система тормозит развитие российской экономики и плодит безработных.

И вся эта коррумпированная прокоммунистическая бюрократия защищается с помощью бунтующей молодежи, которая сегодня мечет яйца, а завтра возьмет в руки другое оружие.

Знаете, какое?

–  –  –

Заложники модернизации, или О том, как на фоне слабой образовательной политики вырастают институты реванша и реставрации советской школы Почти десять лет назад, в начале 1996 года, интеллигенция России попала в странную и тупиковую ситуацию: приближались выборы Президента России, а голосовать было не за кого.

Опасность ельцинского стиля правления была для всех очевидна, особенно для интеллигенции. Неотесанность партийного бюрократа вкупе с его неуемностью малограмотного реформатора очень напоминала другого бунтаря – автора недолгого проекта «республиканской Англии» Оливера Кромвеля, казнившего Карла I и потерпевшего историческую неудачу своего бунта после собственной смерти. Кстати большой грамотностью исторический прототип Ельцина тоже не отличался, проучившись всего год в наиболее пуританском среди колледжей Кембриджа – Сидней-Сассекс-колледже, будущий лорд-протектор нигде больше не учился, хотя и стал в конце жизни канцлером Оксфорда. Что не помешало ему распустить парламент и править страной в одиночку.

Образованным и рефлексивным интеллигентам исторические параллели ельциновского правления были известны, а расцвет плутократии и криминальности в стране лишь подтверждал худшие опасения «мозга нации».

В то же время голосовать за другого лидера политического выбора – коммуниста Зюганова было противно всей природе русской интеллигенции. И сам председатель Зюганов не вызывал и не вызывает симпатий – слишком прямолинеен и однозначен, а уж что говорить об идеологии новых коммунистов: всеобщее равенство на крови еще слишком живо в исторической памяти.

Выбор между плутократией и коммунистической уравниловкой оказался слишком непосильной ношей для образованной части граждан, и вскоре политическая жизнь страны превратилась в рынок политтехнологий и обширным полем манипуляции общественным сознанием.

Как известно, дело закончилось мягкой передачей власти умеренному либералу Путину и постепенным сужением демократического политического поля.

…В марте 2004 года в образовательной политике России случилось обнадеживающее для модернизации системы образования событие: нерешительная ведомственная бюрократия уступила власть кризисным управляющим, пришедшим из научного министерства, а до этого связанных с инновационным научным бизнесом.

Нетрудно было догадаться, что способ управления системой будет довольно жестким, и потребуются немалые усилия для вывода из кризиса.

Но никто не мог предположить, что за год подготовки к преобразованиям ведомственная и вузовская бюрократия так перегруппирует свои силы, что уже сегодня, в апреле 2005 года, накануне окончания очередного учебного года, впору говорить не о выводе системы из кризиса, а о колоссальном потенциале реванша и реставрации худших образцов советской структуры образования. Декларация о намерениях нового руководства так перепугала крепких образовательных хозяйственников, как вузовских, так и академических, так раздражила региональных баронов от образования, что произошли моментальная консолидация антиреформенных сил, моментальная политизация антиреформенных лозунгов, моментальное оформление министерства образования в привычные и беспроигрышные клише «антинародного министерства».

Что же так испугало правящую (да-да, именно так, несмотря на формальное управление системой, министерство образования и науки пока не стало реальным институтом управления системой, ею по-прежнему правит не правительство, а вузовско-региональная бюрократия как на местах, так и в Москве) элиту образования?

Что на самом деле заставило ее так мгновенно консолидироваться и развернуть продуманную и очень эффективную медийную и административную кампанию по гашению министерских телодвижений?

Три простых фактора:

– попытка правительства оценить эффективность использования имущества;

– попытка запретить предпринимательскую деятельность в госучреждениях;

– попытка перекрыть канал взимания ренты с поступления в вуз и других академических достижений граждан.

Имуществом ректоры и директора институтов пользуются как своим собственным – это всем известно, и этот бизнес благородно прикрывается благими намерениями спасения академических институтов и вузов от развала в физическом смысле этого слова.

Платные места в государственных вузах уже давно стали нормой, это также все знают. При этом вызывает изумление, с каким пафосом и лицемерием большинство наших ректоров поддерживает лозунг о бесплатности профобразования. Так и хочется сказать:

– Господа, но если вы искренне против платности – значит, завтра надо закрыть все платные места в госвузах!

И это, кстати говоря, было бы правильно! Какие могут быть предпринимательские дела в госучреждении?

Это уже больше похоже на то, как работает ГИБДД: «Вот тебе палка в руки и корми себя как можешь!».

А все платные образовательные услуги пусть оказывают негосударственные вузы – они-то как раз против платности не выступают.

Но нет, наши ректоры ничтоже сумняшеся и против платности – за повышение стипендии студентам, и в то же время разводят в своих вузах платные места. Как это совместить?

Очень просто: бизнес, ничего личного.

Та же история с рентой от поступления: в подоплеке сопротивления единому государственному экзамену именно право снимания пенок с поступления – ничего другого.

Дешевая патетика об отборе лучших для учебы в престижных вузах не выдерживает никакой критики.

Во-первых, кто сказал, что успехи по предметам свидетельствуют о будущих достижениях в науке или на производстве? Сама система отбора по экзаменам и даже предметным олимпиадам безнадежно устарела.

Самоопределение поступающих вместо отбора вузами является гораздо более эффективным способом попадания в вузы, это видно хотя бы по тому, насколько не совпадают полученная специальность и места работы большинства выпускников наших вузов. Система жесткого экзаменационного или другого отбора вузами студентов выгодна только вузам, но никак не гражданам и никак не рынку труда. Но сломать ее – значить лишить вузовскую бюрократия «заслуженного», с ее точки зрения, куска хлеба.

…Похоже, что силы слишком неравны. На фоне популистской кампании против модернизации оформляются леворадикальные и бюрократические гражданские институты, укрепляется левый фланг образовательной политики и разворачивается фронт антиреформаторских действий. Ни одна политическая партия, ни один неведомственный институт не позиционируется как источник, или автор, или субъект модернизации системы образования. Профсоюзы и академические круги готовы в любой момент присоединиться к травле реформы.

…И у интеллигенции выбор невелик. Сражаться с бюрократией, прикрывающейся популистскими лозунгами, – но ведь мы же тоже против всеобщей платности!

Присоединиться к реформаторам – но ведь они все в министерстве, что же мы будем поддерживать одних чиновников в борьбе с другими?

Но в отличие от политики здесь придет не умеренный либерал, а придет серенький волчок и укусит за бочок.

Скажет: «Ну что, ребята, я вам говорил, что советская школа – лучшая в мире? Говорил. А вы меня слушались? Не слушались.

Ну, вот теперь на себя пеняйте, а мы возвращаемся к образовательному национал-социализму. А либерализм и демократия – не про вашу честь».

Не верите?

А вот недавно в метро партия «Родина» раздавала газеты с призывом отдать всю власть в образовании родительскому собранию. Здесь важно не только что предлагается, а и кто предлагает.

Чем не советская власть?

Пока в образовании.

–  –  –

Бюджетное учреждение и его инновационная деятельность До 2006 года в Российской Федерации должна осуществиться реструктуризация бюджетного сектора.

И это является основным стратегическим направлением экономических отношений в сфере образования, утвержденным и постановлением Правительства РФ, и решением известной в экономических кругах правительственной комиссии по оптимизации бюджетных средств. В бухгалтерском смысле основные претензии к бюджетной сфере у правительства следующие:

бюджетные учреждения принимают на себя обязательства сверх лимита бюджетных обязательств;

бюджетные учреждения имеют возможность распоряжаться внебюджетными средствами;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 29 |


Похожие работы:

«Программа развития МДОУ № 26 Страница 1 СТРУКТУРА ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ МДОУ № 26 2 Введение. 1. 4-6 Пояснительная записка. 2. 6-14 Раздел I. Информационная справка. Паспорт МДОУ. 3. Раздел II. Комплексный анализ проблем (аналитическая часть). 4. 15-17 Паспорт программы развития. 18 5. Раздел III. Концепция развития дошкольного учреждения. 19 6. Раздел IV. Стратегия развития дошкольного учреждения. 20-25 7. Раздел V. Основные этапы реализации программы. 26 8. Раздел VI. План действий по реализации...»

«О мероприятиях, проводимых Министерством образования и науки Ульяновской области, по профилактике коррупционных проявлений в сфере деятельности образовательных организаций и повышению открытости их деятельности Одним из важнейших аспектов деятельности Министерства образования и науки Ульяновской области является реализация антикоррупционной политики в соответствии с Национальный планом противодействия коррупции на 2014-2015 годы, утверждённым Указом Президента РФ от 11 апреля 2014 г. № 226,...»

«1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Цели и задачи дисциплины (модуля) 1.1. Основной целью дисциплины «Конституционное право» является ознакомление будущего бакалавра с основами организации публичной власти, административнотерриториального и политико-государственного устройства Российской Федерации, процедурами формирования органов государственной власти и местного самоуправления.Задачами учебной дисциплины являются: •ознакомление с источниками конституционного права России, особое место среди которых...»

«МИНИСТЕРСТВО СВЯЗИ И МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО СВЯЗИ Федеральное государственное бюджетное учреждение «Отраслевой центр мониторинга и развития в сфере инфокоммуникационных технологий» ул. Тверская, 7, Москва, 125375,тел.: (495) 987-66-81, факс: (495) 987-66-83, Е-mail: mail@centrmirit.ru МОНИТОРИНГ СОСТОЯНИЯ И ДИНАМИКИ РАЗВИТИЯ ИНФОКОММУНИКАЦИОННОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н ЫЙ С Б О Р Н И К (по материалам, опубликованным в апреле 2015 года)...»







 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.