WWW.PROGRAMMA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Учебные и рабочие программы
 


««Форма» и «суть» российской модернизации на примере Федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002-2010 годы)» Поминов А.П. Государственный Университет Высшая Школа Экономики ...»

«Форма» и «суть» российской модернизации на

примере Федеральной целевой программы

«Электронная Россия (2002-2010 годы)»

Поминов А.П.

Государственный Университет Высшая Школа Экономики

ул. Мясницкая, 20, Москва, Россия, 101000

«Форма» и «суть» российской модернизации на примере Федеральной целевой

программы «Электронная Россия (2002-2010 годы)»

 

 1

 

Введение

 

 1

 

«Форма» Электронной России



 

 2

 

Суть программы “Электронная Россия”  

 3   Индекс онлайн-сервисов  

 4  

 4   Телекоммуникационный индекс   Индекс человеческого капитала  

 5   Доклад ИНСОР  

 5   Проект “Ждем госуслуги на gosuslugi.ru”  

 6   Форма важнее сути  

 9   Недостаточная координация с административной реформой.

 

 10   Переоценка возможностей административного аппарата  

 10   Недооценка граждан и возможностей гражданского контроля.

 

 11   Заимствование идеи и «изобретение» деталей  

 11   Отсутствие комплексного подхода  

 11   Изначальное планирование формы, а не содержания.

 

 11  

Список источников:

 

 13   Введение Ставший президентом России в 2008 году Дмитрий Медведев многократно заявлял, что приоритетами России в ближайшее время должны стать борьба с коррупцией [1,2] и модернизация [3].

Под коррупцией в своей работе я буду понимать злоупотребление служебным положением физическим лицом своего должностного положения в целях получения личной или коллективной выгоды. [4, глава 1]. Похожим образом явление коррупции определено и в Федеральном законе Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" [5].

Под «модернизацией» я буду понимать, следуя логике Медведева, развитие и создание предпосылок для развития высокотехнологичных отраслей экономики, в том числе информационных технологий. Эти отрасли, в отличие от «сырьевых» отличаются высокой долей задействованного в них интеллектуального труда и относительно низкой

– природных ресурсов.

В своей работе я буду исходить из двух предпосылок. Во-первых, основываясь на мировом опыте противодействия коррупции, можно постулировать, что радикальное снижение уровня коррупции происходит только в тех странах, которые целенаправленно с ней борются и используют меры по ее профилактике. Во-вторых, «модернизация» невозможна при высоком уровне коррупции.

Логическая модель в данном случае такова: чем прозрачней процедуры взаимодействия граждан и бизнеса с государством, чем более подотчетны и порядочны чиновники всех уровней, тем больше стимулов складывается для развития экономической конкуренции, в условиях которой должны существовать высокотехнологичные отрасли. И наоборот – чем сильнее бремя коррупционного налога, тем сложнее в стране делать дела или жить, и тем меньше стимулов для модернизации будет складываться. В свою очередь, тем меньшая доля граждан будет задействована в отраслях, требующих интеллектуального труда. Привлекательными направлениями деятельности становятся не наука и работа в передовых образовательных учреждениях или коммерческих структурах, а занятие в секторах, наиболее приспособленных к сложившейся коррупционной системе – ресурсодобывающей, государственной службе и других.

За два с половиной года, прошедшие с вступления Медведева в должность Президента, в России было принято базовое антикоррупционное законодательство, призванное облегчить коррупционное бремя бизнеса и граждан. Тем не менее, явных признаков успехов в противодействии коррупции за последние два года нет, что признают как международные организации вроде «Transparency International», так и сам президент Медведев [6]. По данным Индекса восприятия коррупции (ИВК), составляемого ежегодно «Transparency International», в 2009 году Россия делила 146места с Камеруном, Эквадором, Кенией, Сьерра-Леоне, Восточным Тимором, Украиной и Зимбабве [7].

Среди прочих инструментов, направленных на противодействие коррупции и модернизацию, но показавших свою низкую эффективность, находится Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002-2010 годы)». Данная статья посвящена анализу причин, повлиявших на низкую эффективность выполнения этой ФЦП.

Рассмотрение этого примера может помочь в понимании явлений и процессов, сдерживающих противодействие коррупции и модернизацию.





Подход, которым я буду пользоваться в своей работе, состоит в изучении реалий российской программы, анализе достигнутых успехов и неудач, постигших правительства, внедрявшие эту программу. Вне фокуса моей работы останется нормативный подход, в рамках которого зачастую работают исследователи подобных высокотехнологичных явлений. Их точка зрения сводится к тому, что стоит перенять у наиболее «развитых» в том или ином отношении стран их передовой опыт и внедрить его в России [8, c. 9-10]. При этом зачастую оказывается, что заимствованные идеи и технологии по каким-то причинам либо неправильно внедряются (то есть налицо несоответствие задумки и реализации), либо перестают работать, уже будучи перенесенными.

Моя работа строится следующим образом. В первой главе «Форма Электронной России» я рассказываю о ФЦП «Электронная Россия», которую можно встретить в документах: планах и отчетах. Во второй части своей работы я перехожу к реальному положению вещей, рассматривая место ФЦП «Электронная Россия» в структуре инструментов модернизации, а также заостряю внимание на сравнении России с другими странами. Наконец, в третьей главе под названием «Форма важнее сути» я анализирую причины сложившегося положения вещей.

«Форма» Электронной России Федеральная целевая программа (ФЦП) “Электронная Россия (2002-2010 годы)” была принята правительством Михаила Касьянова в 2002 году. Основными целями ее внедрения являются «создание условий для развития демократии, повышение эффективности функционирования экономики, государственного управления и местного самоуправления за счет внедрения и массового распространения ИКТ, обеспечения прав на свободный поиск, получение, передачу, производство и распространение информации, расширения подготовки специалистов по ИКТ и квалифицированных пользователей» [9].

Как видно из названия, программа рассчитана на 9 лет и является федеральной, то есть должна затронуть все регионы России. Общая сумма затрат на финансирование программы должна была в ценах 2002 года составить немногим более 77 миллиардов рублей, из которых около 40 миллиардов берет на себя федеральный бюджет, 22 – местные и региональные бюджеты, а 15 миллиардов должны были составить внебюджетные средства.

По замыслам авторов программы, она должны была включать в себя три этапа. На первом этапе (2002 год) Правительство должно было, детально изучив поле деятельности, «сформировать предпосылки для реализации мероприятий программы».

На втором этапе российским гражданам должны были «реализовать проекты по взаимодействию» с гражданами и предпринимателями в сферах налогообложения, таможни, регистрации юридических лиц, лицензирования, подачи отчетности. В то же время должны были появиться инструменты контроля за эффективностью работы государственных органов, а также основа для единой системы электронного взаимодействия между органами власти.

На третьем этапе должны были быть «созданы предпосылки для массового распространения ИКТ во всех сферах общественной деятельности». Это предполагалось делать посредством «внедрения системы электронной торговли в сфере поставок продукции для государственных нужд... стандартизованного электронного документооборота и систем обеспечения информационной безопасности». По итогам реализации программы планировалось получить «предпосылки для структурной перестройки экономики».

Программа включает в себя несколько основных направлений деятельности, направленных на выполнение поставленных задач.

1. Совершенствование законодательства и системы государственного регулирования в сфере ИКТ

2. Обеспечение открытости в деятельности органов государственной власти и общедоступности государственных информационных ресурсов, создание условий для эффективного взаимодействия между органами государственной власти и гражданами на основе использования ИКТ

3. Совершенствование деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления на основе использования ИКТ

4. Совершенствование взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с хозяйствующими субъектами и внедрение ИКТ в реальный сектор экономики

5. Развитие системы подготовки специалистов по ИКТ и квалифицированных пользователей

6. Содействие развитию независимых средств массовой информации посредством внедрения ИКТ

7. Развитие телекоммуникационной инфраструктуры и создание пунктов подключения к открытым информационным системам

8. Разработка и создание системы электронной торговли

9. Формирование общественной поддержки выполнения мероприятий Программы Суть программы “Электронная Россия” Согласно данным Глобального исследования электронного управления ООН (UN Global E-government Survey ) [10], Россия занимает 59 место в мире в Индексе развития электронного управления, и ее позиция среди других стран ухудшилась на одну позицию с момента принятия ФЦП «Электронная Россия» (см. Рис.1) Индекс развития электронного управления (ИРЭУ) (E-government development index – EGDI) — это комплексное исследование, заключающееся в выставлении баллов национальным правительствам по критериям желания и возможности использовать онлайн и мобильные технологии в исполнении государственных функций. Оно построено на подробном исследовании всех 192 стран — членов ООН. Результаты сведены в таблицу и совмещены с набором индикаторов, охватывающих возможности власти участвовать в построении информационного общества, без которого усилия по развитию электронного управления, по мнению авторов исследования, могут дать очень ограниченный результат.

Индекс развития электронного управления сделан не для того, чтобы охватить развитие электронного управления в абсолютных показателях. Индекс сравнивает успехи национальных правительств между собой. Максимально возможное значение составляет единицу, а минимальное — ноль. Хотя базовая модель остается неизменной, интерпретация этих значений изменяется от исследования к исследованию. Это связано с изменением в понимании потенциала электронного управления, а также с развитием используемых технологий. Математически ИРЭУ является взвешенным средним трех нормализованных значений, характеризующих наиболее важные стороны электронного управления, а именно: масштаб и качество онлайн-услуг, развитие телекоммуникаций, а также человеческий потенциал. Каждый из трех наборов индексов является сам по себе составным показателем и может подвергаться самостоятельному анализу.

ИРЭУ = (0,34 х индекс онлайн-сервисов) + (0,33 х телекоммуникационный индекс) + (0,33 х индекс человеческого потенциала) Индекс онлайн-сервисов Чтобы получить набор значений индекса, исследовательская команда оценивала портал каждого национального правительства, а также сайты пяти «главных»

министерств: образования, труда, социальных услуг, здравоохранения и финансов.

Связанные с ними порталы и сайты подразделений считались как часть сайта министерства и учитывались при присвоении значений. Кроме того, национальные сайты тестировались на минимальное соответствие Требованиям к доступности сетевого контента Консорциума World Wide Web.

Телекоммуникационный индекс В составлении индекса развития телекоммуникационной инфраструктуры исследователи из ООН пользовались пятью показателями: число персональных компьютеров на 100 человек, число пользователей Интернет на 100 человек, число телефонных линий на 100 человек, число абонентов мобильной связи на 100 человек, а также количество абонентов широкополосного интернета на 100 человек.

Индекс человеческого капитала Сюда входят две компоненты: уровень грамотности среди взрослого населения, а также доля зачисленных в начальные, средние и высшие учебные заведения среди соответствующей группы населения.

Место России в рейтинге.

По данным за 2010 год, Россия находится в ИРЭУ на 60 месте со значением индекса 0,51. Для сравнения, лидерами в развитии электронного управления являются Республика Корея (0,88), США (0,85) и Канада (0,84). Бывшие советские республики Эстония, Литва и Латвия занимают соответственно 20, 28 и 37 позиции. Из стран Содружества Независимых Государств лучший показатель присвоен Казахстану – 0,56, страна заняла 46 место в рейтинге, значительно улучшив показать с предыдущего измерения, проведенного ООН в 2008 году (см. Рис. 2).

Как отмечают сами авторы доклада, за два года, прошедшие с момента последнего измерения многие страны со средними доходами значительно улучшили свои показатели за счет компоненты онлайн-присутствия, однако Россия осталась вне этой группы. С 2003 по 2005 год, как видно из Рис. 1, Российское государство сделало значительный шаг вперед, переместившись в рейтинге с 58 на 50 место, это достигнуто в основном за счет конструирования интернет-сайтов для министерств и ведомств.

Дальнейшее же развитие, запланированное ФЦП «Электронная Россия», частично продолжилось лишь в 2010 году.

Доклад ИНСОР Мы обратимся к опыту исследователей Института современного развития, который резюмирован в выпущенном в апреле 2009 года докладе [11].

С момента выпуска доклада «ИНСОР» до момента написания этой статьи прошло около полутора лет, однако значительная часть сведений, приведенных в докладе, актуальна до сих пор. Авторы не делают специального фокуса на «Электронной России», а предпочитают рассматривать такое явление, как «электронное правительство». «Под электронным правительством в данном документе понимается система взаимодействия органов государственной власти с населением, основанная на широком применении современных информационных технологий, в том числе сети Интернет, для повышения доступности и качества государственных услуг, сокращения сроков их оказания, а также снижения административной нагрузки на граждан и организации, связанной с их получением», пишут авторы. С некоторыми допущениями можно утверждать, что «электронное правительство» представляет собой ту часть «Электронной России», которая ориентирована на создание инфраструктуры и электронных сервисов, и не включает в себя различные мероприятия по повышению квалификации служащих органов власти, а также компьютерной грамотности населения.

Анализ достижений в области внедрения электронного управления в России на апрель 2009 года показывает, что почти не было достигнуто никаких «реальных» результатов, осязаемых конечными пользователями (то есть предпринимателями и гражданами) успехов. За 7 лет существования программы Правительству удалось значительно повысить раскрываемость информации на сайтах государственных органов (что отражено в ИРЭУ ООН) ; разработать ряд регламентов межведомственного взаимодействия по предоставлению неопределенного на тот момент списка государственных услуг; оснастить часть органов власти различного уровня современной инфраструктурой, тем не менее не включив обновление технических средств в более широкую программу комплексной автоматизации; начать тестирование в ряде ведомств системы межведомственного электронного документооборота (МЭДО), которая «представляет собой систему передачи файлов конфиденциальных документов по защищенной электронной почте через специальные абонентские пункты, устанавливаемые в категорированных помещениях», которая к тому же не предусматривает «интеграцию с ведомственными системами электронного документооборота, использование электронной цифровой подписи»; наконец, создать единый портал для размещения государственных заказов. Рассмотрение системы госзакупок не вошло в спектр данной работы, однако эксперты склонны делать выводы, схожие с теми, к которым приходит автор данной статьи [19, 20] Несмотря на все эти кажущиеся «реальными» успехи, авторы доклада в целом оценивают ситуацию с электронным правительством как «критическую».

Почему же, несмотря на то, что значительная часть заложенных в ФЦП задач, в той или иной степени выполнена, специалисты выражают скептицизм по поводу перспектив скорейшего внедрения? Во-первых, они указывают на несовершенство нормативноправовой базы.

Запутанность, неоднозначность толкования или отсутствие необходимых для эффективной работы норм не позволяет ведомствам достичь требуемых результатов. В некоторых случаях нормы, содержащиеся в нормативноправовых актах, грубо нарушаются. Так, ведомства не выполняют возложенные на них обязательства, связанные со сроками выполнения тех или иных мероприятий. По некоторым из них задержка может превышать один год. Во-вторых, несоответствие кадровой структуры ведомств требованиям «Электронной России». В каждом ведомстве должен был быть назначен главный конструктор, ответственный за выполнение плана по внедрению информационных технологий. В реальности же оказалось, что часть главных конструкторов не обладают достаточной компетенцией в этих вопросах либо эта функция не является для них основной – в этих случаях главные конструкторы как правило совмещают свою должность с должностью заместителя руководителя ведомства. Иная часть государственных органов на должность главных конструкторов назначила представителей компаний-подрядчиков, внедряющих информационные технологии в этих органах. В этом случае главный конструктор не обладает необходимыми полномочиями для принятия решений. Втретьих, средства, выделяемые на «Электронную Россию», расходуются крайне неэффективно. Не разработано порядка координации расходования средств, равно как и способов оценки результатов их расходования. Каждое ведомство самостоятельно разрабатывает план внедрения информационных технологий. В результате, в некоторых случаях работа дублируется, а зачастую движется в разных направлениях, не предполагающих интеграцию систем, внедренных в одном ведомстве, с другими системами, развивающимися в остальных организациях.

Проект “Ждем госуслуги на gosuslugi.ru” Ценным источником данных о текущей ситуации с внедрением систем электронного управления является проект “Ждем госуслуги на gosuslugi.ru”, проводимый “Центром антикоррупционных исследований и инициатив “Трансперенси Интернешнл – Р”, одним из участников которого является автор статьи.

Каким же образом изменилась ситуация за последние полтора года и что представляет собой система электронного правительства на октябрь 2010 года? При ответе на этот вопрос автор пользуется опытом и результатами, полученными в ходе выполнения проекта «Ждем госуслуги» Центра ТИ-Р. Проект был начат в начале 2010 года, вскоре после появления Распоряжения Правительства РФ № 1555-Р от 17 октября 2009 года [12]. В этом распоряжении впервые появился четкий план внедрения государственных услуг в электронном виде, содержащий сроки начала предоставления той или иной услуги, а также ответственное за ее предоставление ведомство.

В соответствии с этим Распоряжением, 73 государственные услуги были признаны приоритетными и подлежат оказанию в электронном форме на Едином портале государственных услуг gosuslugi.ru. За его разработку и техническую поддержку отвечает Минкомсвязи, а за налаживание межведомственного взаимодействия – Минэкономразвития.

Несмотря на формальное появление этого документа, опасения у команды проекта вызвало отсутствие публичной дискуссии по поводу принятия Распоряжения, а также по поводу «Электронной России» в целом. Проблема виделась в том, что ведомства, как уже упоминалось выше, склонны срывать сроки выполнения программ. Однако случай с Распоряжением 1555-Р отличается от остальных подобных случаев.

Заинтересованными сторонами, когда мы говорим о межведомственном или ином подобном взаимодействии, являются либо ведомства, либо аппарат Правительства.

Потенциальный конечный пользователь не способен ассоциировать наличие регламентов взаимодействия ведомств с наличием или отсутствием в конечном итоге той или иной госуслуги в электронной форме. В случае же с Распоряжением ситуация выглядела более оптимистично с точки зрения возможностей привлечения внимания к документу широкой общественности – в нем содержатся конкретные сроки перевода 73 госуслуг в электронную форму, а также указаны ведомства, ответственные за предоставление той или иной услуги.

Таким образом, целью проекта стало повышение осведомленности средств массовой информации и пользователей о Распоряжении 1555-Р. Для этого в период с марта 2010 года по настоящее время проводится постоянный мониторинг и анализ действий ответственных ведомств, а также воздействие на эти ведомства через административные и публичные механизмы: блоги, средства массовой информации, публичные круглые столы, лекции, экспертные встречи с привлечением разработчиков Единого портала государственных услуг.

Помимо Распоряжения 1555-Р, положившего начало проекту, в России было принято два федеральных закона, напрямую относящихся к «Электронной России».

22 декабря 2008 года был принят Федеральный закон Российской Федерации N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" [13]. В соответствии с этим законом, с 1 июля 2010 года вся судебная информация должна размещаться российскими судами на своих сайтах.

27 июля 2010 года был принят Федеральный закон Российской Федерации N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" [14]. Теперь нормы, содержащиеся в постановлении 1555-Р, приобрели силу федерального закона;

кроме того, в 210-ФЗ содержатся важные нововведения, делающие предоставление государственных услуг более удобным для граждан. Анализ, текста, проведенный юристами «Трансперенси Интернешнл – Р», выявил следующие существенные нововведения:

Во-первых, закон регламентирует сферу оказания государственных услуг, которая не имела под собой четких базовых установок, что порождало дополнительные юридические вопросы, широту дискреционных полномочий органов власти, а также возможности для чиновников уйти от ответственности.

Во-вторых, закон устанавливает возможность получения заявителем государственной услуги в любой форме "по его выбору": устной, письменной, электронной, любой другой существующей. В связи с этим, закон устанавливает требования к возможности получения услуг в электронной форме: устанавливает обязанность государственных органов вести реестры государственных услуг, выкладывать их на Едином портале, обязанность региональных органов выложить реестры своих услуг на Едином портале, а также законную обязанность выкладывать все информационное обеспечение получения государственной услуги на Едином портале, право граждан получать достоверную и своевременную информацию о ходе оказания ему государственной услуги в электронной форме. Закон устанавливает необходимость введения электронных госуслуг по плану, утвержденному правительством (то есть Распоряжению 1555-Р).

В-третьих, устанавливается обязанность государственных органов разработать соответствующие административные регламенты оказания гражданам государственных услуг. Причем эти регламенты в обязательном порядке должны быть подвергнуты общественной независимой экспертизе. Правительству поручено разработать регламент взаимодействия различных государственных органов при оказании гражданам государственных услуг.

В-четвертых, устанавливается обязанность обеспечить получение государственных услуг в "одно окно". Предусматривается создание многофункциональных центров, которые будут осуществлять любое взаимодействие гражданина с государством за плату, причем требования к этим центрам устанавливаются как органам власти.

Гражданин сможет обратиться в центр с минимумом документов, а остальные документы, которые находятся у какой-либо организации или органа, многофункциональные центры будут «добывать» сами в рамках соглашения об информационном доступе, которое заключает ведомство с центром.

В-пятых, закон предусматривает выдачу в каждом субъекте Российской Федерации электронной карты. Субъект заключает с определенной организацией соглашение, по которому организация выпускает карту с чипом, в котором содержится достаточно сведений, чтобы удостоверить личность гражданина. С помощью этой карты гражданин сможет получить все услуги, как федеральные, так и региональные. На карте содержится визуальная информация: фото, ФИО, пол, дата и место рождения, код обязательного пенсионного страхования и защищенная электронная информация:

удостоверение личности, полис обязательного медицинского страхования, а также банковская карта (при этом выбор банка остается за гражданином). Представляется, что карта станет универсальным удостоверением личности для взаимодействия гражданина с государством, а также других случаев.

Тем не менее, на данный момент ситуация с предоставлением госуслуг в электронной форме, а также доступом к судебной информации не соответствует требованиям федерального законодательства. Эти несоответствия принимают следующие формы:

• Первые пользователи смогли воспользоваться Единым порталом госуслуг в марте-апреле, когда активировали свои учетные записи. В то же время, Распоряжение 1555-Р предполагало, что уже в феврале часть госуслуг будет доступна в электронном виде.

• Почти все государственные услуги, предоставляемые на Едином портале госуслуг gosuslugi.ru, становятся доступны для получения на две-три недели позже обозначенного в Распоряжении 1555-Р срока.

• Значительная часть госуслуг, которые должны были появиться в марте, мае, июле, августе и сентябре, на 1 октября 2010 года так и не появились на Едином Портале.

• Информация о нарушении сроков появления новых госуслуг на Едином портале не доступна широкому кругу пользователей. Иными словами, те зарегистрированные пользователи, которые знают о существовании Распоряжения 1555-Р и закона 210-ФЗ, могут только лично проверить наличие той или иной услуги; одновременно с этим не предусмотрено никакого канала предоставления информации тем пользователям, которые не знают, что на определенную дату Правительством РФ соответствующим ведомствам получено перевести переведение той или иной госуслуги в электронный вид.

• Одновременно с этим пользователи не имеют доступа к информации о том, какие госуслуги им уже доступны.

• Использование Единого портала для получения ряда самых важных госуслуг не замещает, а лишь несколько упрощает процедуры, которые надлежит пройти гражданам. Например, заявление на получение той или иной услуги можно подать в электронном виде, однако все документы, необходимые для ее получения, необходимо лично предоставлять в отделение соответствующего ведомства.

• Основываясь на опыте взаимодействия с различными ведомствами эксперты «Трансперенси Интернешнл –Р» пришли к выводу, что ведомства относятся к исполнению возложенных на них обязательств с различной долей ответственности и компетентности. Среди наиболее ответственных и профессиональных в части предоставления госуслуг в электронной форме стоит выделить Минкомсвязи, на которое возложена задача по разработке и техническому обслуживанию Единого портала; ФМС, предоставившую пользователям возможность подавать заявления на получения заграничных паспортов и других документов; Минкульт, ответственный за предоставление доступа к различным библиотечным фондам и базам данных. Наоборот, среди наименее ответственных ведомств находятся Минздравсоцразвития, Минфин совместно с ФНС, Росздравнадзор и другие.

Суммируя оценку успехов и неудач разработчиков «электронного правительства», фигурирующего в докладе ИНСОР с одной стороны, и создания Единого портала госуслуг, с другой стороны, можно сделать вывод, аналогичный тому, что сделал С.

Кордонский, анализируя социальные пространства современной России. Автор статьи утверждает, что есть два типа социальных пространств: одни создаются усилиями структур власти, такие пространства он называет «реальностью»; пространства же, образованные там, где нет государственной власти, управляются совершенно другими, не совместимыми с «реальными», механизмами. ФЦП «Электронная Россия», представляющая собой частный случай медведевской модернизации и программы борьбы с коррупцией путем снижения административных барьеров, может быть приблизительно таким же образом представлена в виде, с одной стороны, реально существующих регламентов взаимодействия, работающих сайтов государственных органов, наполненных информацией, и, наконец, Единого портала государственных услуг, предоставляющего гражданам возможность сократить время и не пользоваться коррупционными механизмами для решения своих проблем.

С другой стороны, оказывается, что «на выходе» программа стоимостью более 77 миллиардов рублей показывает весьма скромные результаты с точки зрения полезности для граждан:

только в 2010 году стали появляться электронные сервисы, позволяющие гражданам экономить усилия при прохождении бюрократических процедур, хотя нет однозначных данных, свидетельствующих о том, что использование этих сервисов позволяет пользователям экономить время; из-за отсутствия нормативных актов, регулирующих взаимодействие различных ведомств при внедрении тех или иных элементов «Электронной России», практически отсутствуют примеры системного взаимодействия между ведомствами в электронной форме, с использованием запланированных программой технологий, как и сами эти технологии; не разработана и не внедрена система межведомственного электронного документооборота (МЭДО); до сих пор не получила распространения, в том числе в межведомственном взаимодействии электронная цифровая подпись [15], которая призвана удостоверять подлинность электронных документов и используется лишь отдельными ведомствами;

сомнительными остаются результаты программ переподготовки кадров в ведомствах, значительная часть сотрудников не обладает достаточными навыками [16].

Форма важнее сути Сложившаяся ситуация с точностью до наоборот описывается принципом, применяемым в финансовом праве, который звучит «substance over form» [17], что можно перевести как «суть важнее формы». В ходе мониторинга госуслуг, сайтов ведомств, а также иных показателей, которые могли бы в той или иной степени характеризовать эффективность ФЦП «Электронная Россия» мы приходим к выводу, что в данном случае ведомства прилагают усилия к созданию «формы», которой можно было бы отчитаться перед начальством, а не «сути», которая могла бы быть позитивно оценена гражданами.

Рассмотрев подробно, насколько это возможно в рамках одной статьи, ситуацию с ФЦП «Электронная Россия», в заключительной части работы я попробую, основываясь на имеющихся нормах законодательства и наблюдениях команды «Трансперенси Интернешнл – Р» дать ответ на главный вопрос: почему же форма преобладала над сутью, и вместо реально работающей системы взаимодействия граждан с государством, «электронное правительство» существует в статьях расходов бюджета и в отчетах ведомств о проделанной работе?

В данном случае можно выделить два вида причин, приведших к наблюдаемому результату: к первому типу мы отнесем те неудачи, которые связаны с некорректным планированием среды, или институтов, в которых реализуется “Электронная Россия”.

Сюда входят недостаточная координация с административной реформой;

оптимистическое отношение к возможностям административного аппарата внедрять политические решения руководства страны [18]; и пессимистическое отношение к гражданам и возможностям гражданского контроля. Ко второму типу мы отнесем факторы, связанные с ошибками при планировании самой программы: заимствование идеи и «изобретение» деталей; отсутствие комплексного подхода; изначальное планирование формы, а не содержания. Рассмотрим последовательно все названные факторы.

Недостаточная координация с административной реформой.

Программа разрабатывалась в 2002 году, за полгода до разработки административной реформы. Тем не менее, все последующие решения принимались с расчетом на то, что параллельно с внедрением новых технологий в министерствах и ведомствах будет проходить административная реформа, что видно из соответствующих нормативноправовых актов. Тем не менее, сами чиновники признают, что административная реформа проходит менее эффективно, нежели было запланировано [21]. В результате этого даже при условии внедрения новых технологий работать с ними остается «дореформенный» бюрократ, а это описанными ниже последствиями.

Переоценка возможностей административного аппарата Для имеющегося аппарата государственных чиновников характерны три свойства. Вопервых, бюрократия действует в рамках традиционной модели и не приемлет нововведений. В такой модели у бюрократа не существует количественно измеряемых и прозрачных стимулов, закрепленных его трудовым договором с работодателем, к тому, чтобы внедрять в процессе решения поставленных перед ним задач новые технологии или стимулировать их внедрение на более низших уровнях.

Во-вторых, бюрократ не всегда в состоянии правильно использовать технические нововведения, во внедрении которых и состоит рассматриваемая ФЦП.

Следовательно, в зависимости от уровня занимаемой таким ответственным лицом должности последствия могут быть различными: от нулевого или даже отрицательного выигрыша в скорости обслуживания гражданина в случае с чиновником самого низкого уровня до некомпетентно составленной программы по развитию электронных инструментов целого ведомства или министерства, когда мы говорим о бюрократах уровня федерального министра или главы федерального ведомства.

В-третьих, в существующей системе бюрократ ориентирован на свое прямое начальство, а не на того конечного потребителя, которому бюрократ или его ведомство должно оказывать услугу. Изначально в программа предполагает широту дискреционных полномочий ответственных лиц, и при этом в ней не определены даже эти ответственные лица. В лучшем случае, если предположить, что политики принимали программу, руководствуясь соображениями “блага” граждан, они оставили широкую свободу действий для бюрократов. В результате этого программа разрабатывалась не лицами, принимающими политические решения и несущими политическую ответственность, а сотрудниками аппарата, склонными действовать в своих личных интересах. Интересным аспектом является отсутствие ответственности конкретных чиновников за неисполнение или ненадлежащее исполнение положений ФЦП и иных нормативно-правовых актов, регламентирующих ее элементы. Это приводит к тому, что Распоряжения Правительства и другие документы могут без потерь для исполнителя исполняются таким образом, чтобы отчитаться перед “начальством” а не достичь результатов с точки зрения конечного потребителя.

Примерами такого поведения можно назвать формальное принятие, но несоблюдение административных регламентов, создание “псевдосистем” оказания государственных услуг, закрытость государственных органов для обратной связи со стороны граждан.

Недооценка граждан и возможностей гражданского контроля.

В текущем состоянии общество, на которое напрямую ориентирована программа, располагает весьма скудной информацией о ее реализации. Большинство изложенных в данной статье фактов, рассмотренных нормативно-правовых актов, и приведенных рассуждений, доступны лишь узкому кругу заинтересованных экспертов. При этом практические результаты проекта “Трансперенси Интернешнл – Р” показывают, что данная тема интересна как обычным пользователям, так и средствам массовой информации. Последние готовы освещать вопросы, связанные с введением новых сервисов, а также оглашать иные данные обо всем, что касается информационных технологий во взаимодействии государства с гражданином, однако они страдают от недостатка информации из официальных источников.

В программе отсутствуют какие-либо показатели, способные поставить оценку результатов работы того или иного ведомства в зависимость от публичной оценки действий по внедрению элементов “Электронной России”. Когда чиновники говорят о важности того или иного решения или “успешности” тех или иных действий, они ориентируются, как было указано выше, на внутренние, непрозрачные критерии эффективности, которые могут не совпадать с мнением тех, на кого ориентирована программа.

Заимствование идеи и «изобретение» деталей Как уже говорилось выше со ссылкой на С. Кордонского, зачастую считается достаточным перенять тот или иной институт для того, чтобы он органично «привился»

в системе институтов России. В данном же случае мы вынуждены говорить не о заимствовании готовой программы перехода к системе «электронного правительства», а о заимствовании концепции такого перехода. В проанализированном выше докладе ИНСОР подробно описана широта полномочий, предоставленных ведомствам, и отсутствие координации ведомств и ответственных бюрократов в этом направлении.

Иными словами, принятая в 2002 году ФЦП «Электронная Россия» не являлась «программой», а представляла собой лишь концепцию внедрения электронных технологий, в то время как непосредственно разработка «программ» была распределена между различными ведомствами в пределах их зачастую пересекающейся компетенции. При этом не было организовано ex-ante координации расходования средств и приложения усилий – каждое ведомство в рамках определенных ограничений вольно создавать свою «ведомственную» программу «электронной России».

Отсутствие комплексного подхода В силу рассредоточенности центров принятия решений «Электронная Россия» была лишена комплексного подхода к выявлению, анализу и разрешению проблем. Так, каждое из ведомств может отчитываться о решении той или иной конкретной задачи в рамках «электронной России», но не нацелено на решение тех проблем, с которыми сталкиваются граждане в его юрисдикции. Из-за этого не было решено две важнейшие задачи: электронная цифровая подпись и система электронного документооборота.

Закон о цифровой подписи был принят в 2001 году, однако с тех пор ей стали активно пользоваться лишь несколько ведомств, включая ФНС, органы финансового контроля, а также различные электронные торговые площадки при государственных органах.

Система электронного документооборота позволяет значительно снизить издержки времени и средств на обращение документов между ведомствами по сравнению с фельдъегерской службой и услугами обычной почты. Из-за отсуствия этих двух инструментов, по мнению различных экспертов, опрошенных «Трансперенси Интернешнл -Р» в рамках проведения мониторинга, невозможно значительное повышение эффективности межведомственного взаимодействия, а как следствие – и всех остальных элементов «Электронной России»

Изначальное планирование формы, а не содержания.

Прийдя к выводу о том, что «Электронная Россия» напоминает аналогичные программы в наиболее успешных странах лишь по форме, я вновь обращу свое внимание на ФЦП «Электронная Россия» в том виде, в котором она была принята в 2002 году и поставлю вопрос следующим образом: предполагалось ли изначально, что у этой программы будет результат «на самом деле», по выражению С.Кордонского, или «по сути» в терминологии налогового права? Большая часть тех причин, которые я перечисляю выше, имели место и не были учтены с самого начала: отсутствие координации, широта полномочий бюрократов, профнепригодность кадров, отсутствие ответственности исполнителей, независимость оценки результата программы от конечного потребителя и все остальное. Стоит констатировать, что лишь незначительную часть ошибок стоит списывать на какие-то форс-мажорные факторы, не позволившие программе развиваться так, как ожидалось. К ним, например, можно отнести неудачу административной реформы, которая разработана и началась уже после утверждения ФЦП «Электронная Россия».

В итоге мы приходим к весьма пессимистическому выводу об изначальных перспективах «сути» «Электронной России» - в ФЦП не было заложено предпосылок для достижения результатов «на самом деле».

Это наводит на размышления о том, в какой степени «форменными», а в какой – «сущностными» являются заявленные стратегии борьбы с коррупцией, а также модернизации. Стоит ли ожидать, что российские граждане и бизнес почувствуют результат этих программ «на самом деле»?

В случае с противодействием коррупции уже заметны конкретные действия, поддающиеся осмыслению: принят ряд законов и частично ратифицировано международное законодательство в этой сфере, в ближайшее время должны быть осуществлены реформы милиции и прокуратуры. Иными словами, форма явно присутствует.

Что касается модернизации, то на момент выхода этой статьи невозможно выделить четкие критерии, по которым можно отнести ту или иную программу к объявленной модернизации даже по «форме». Однако тем больший интерес эта тема представляет для исследователя.

Список источников:

1 УКАЗ Президента РФ от 19.05.2008 N 815

"О МЕРАХ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ"

http://graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1;961963 2 Медведев Д.М. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 5 ноября 2008 года http://archive.kremlin.ru/appears/2008/11/05/1349_type63372type63374type63381type82634 _208749.shtml 3 Медведев Д.М. Россия, вперёд! 10.09.2009 http://www.kremlin.ru/news/5413 4 Антикоррупционная политика / Под ред. Г.А.Сатарова - М.: Фонд ИНДЕМ, РА "СПАС", 2004. Текст с http://www.indem.ru 5 Федеральный закон Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" http://www.rg.ru/2008/12/30/korrupcia-fz-dok.html 6 Д.А. Медведев. Речь на заседании Совета законодателей. 14.07.2010.

http://kremlin.ru/transcripts/8343 7 Индекс восприятия коррупции 2009. Transparency International, http://transparency.org/policy_research/surveys_indices/cpi/2009/cpi_2009_table 8 С.Г.Кордонский. Административно-территориальная структура и ее ресурсносословная природа. Мир России. 2009. № 3. С. 3-38.

9 ПРАВИТЕЛЬСТВО РФ. ПОСТАНОВЛЕНИЕ N 65 (НТЦС) 28 января 2002 г. О ФЕДЕРАЛЬНОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ "ЭЛЕКТРОННАЯ РОССИЯ (2002 - 2010 ГОДЫ)" (редакция на 01/08/2008г) (в ред. Постановлений Правительства РФ от 08.10.2002 N 743, от 26.07.2004 N 380, с изм., внесенными распоряжением Правительства РФ от 21.10.2004 N 1355-р) http://www.internet-law.ru/intlaw/laws/e-rus.htm 10 UN E-Government Surveys. United Nations Public Administration Network. 2003потом разделю) http://www.unpan.org/egovkb/global_reports/08report.htm 11 Иститут развития образования, Институт развития информационного общества.

Доклад «О развитии электронного правительства в Российской Федерации и готовности федеральных органов исполнительной власти к переходу на оказание государственных услуг населению с использованием интернета». Апрель 2009 года http://www.riocenter.ru/files/e_government.pdf 12 РАСПОРЯЖЕНИЕ Правительства РФ от 17.10.2009 N 1555-р (вместе с

"ПЛАНОМ ПЕРЕХОДА НА ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УСЛУГ И

ИСПОЛНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ФУНКЦИЙ В ЭЛЕКТРОННОМ ВИДЕ

ФЕДЕРАЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ")

http://government.consultant.ru/page.aspx?8411;1030853 13 Федеральный закон Российской Федерации от 22 декабря 2008 г. N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации".

http://www.rg.ru/2008/12/26/sud-internet-dok.html 14 Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" http://www.rg.ru/2010/07/30/gosusl-dok.html 15 Федеральный закон Российской Федерации от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ ОБ ЭЛЕКТРОННОЙ ЦИФРОВОЙ ПОДПИСИ http://www.rg.ru/oficial/doc/federal_zak/1-fz.shtm 16 Д.М. Медведев. Выступление на заседании Совета по развитию информационного общества в России. 8.07.2010. годаhttp://kremlin.ru/transcripts/8296 17 P. S. Atiyah, Robert S. Summers. Form and substance in Anglo-American law: a comparative study of legal reasoning, legal theory, and legal institutions. Oxford University Press, 1991 18 B. Hogwood and L. Gunn, Policy Analysis for the Real World, Oxford University Press, Oxford, 1984 http://books.google.co.uk/books?hl=en&lr=&id=5B4AlauwPP8C&oi=fnd&pg=PR13&dq=subst ance+over+form+doctrine+common+law+uk&ots=5z3E6DumUg&sig=s3TciNkXqUB6BHcySb KlsrXKA0Y#v=onepage&q&f=false 19 А. Яковлев, О. Демидова «Реформа системы госзакупок и практика отбора поставщиков для государственных нужд в России в 2004 и 2008 годах». М.: ГУ-ВШЭ,

2010.http://www.opec.ru/1244816.html 20 А. А. ПИСКУНОВ. Аналитическая записка по результатам экспертно-аналитического мероприятия «Комплексный анализ эффективности функционирования существующей системы закупок для государственных нужд». Счетная Палата РФ. М.:

2008. http://www.ach.gov.ru/userfiles/bulletins/10-buleten_doc_files-fl-1750.pdf 21 “Единство щуки и карася”. Ведомости № 215, 15 ноября 2006 http://www.hse.ru/pressa2002/?show=15835&selected=68&PHPSESSID=b90ac25449c4739 4ac03932f4e437084 Приложение №1 Данные ИРЭУ ООН 2010 Rank Country Index value Of which Telecommunication Human Online infrastructure capital service component component component 1 Republic of Korea 0.8785 0.34 0.2109 0.3277 2 United States 0.851 0.3184 0.2128 0.3198 3 Canada 0.8448 0.3001 0.2244 0.3204 4 United Kingdom 0.8147 0.2634 0.2364 0.3149 5 Netherlands 0.8097 0.231 0.253 0.3257 6 Norway 0.802 0.2504 0.2254 0.3262 7 Denmark 0.7872 0.2288 0.2306 0.3278 8 Australia 0.7863 0.2601 0.1983 0.3278 9 Spain 0.7516 0.2601 0.1683 0.3231 10 France 0.751 0.2321 0.1965 0.3225 11 Singapore 0.7476 0.2331 0.2107 0.3037 12 Sweden 0.7474 0.1792 0.2482 0.32 13 Bahrain 0.7363 0.2483 0.1932 0.2948 14 New Zealand 0.7311 0.217 0.1864 0.3278 15 Germany 0.7309 0.1867 0.2295 0.3146 16 Belgium 0.7225 0.2126 0.188 0.3218 17 Japan 0.7152 0.2288 0.173 0.3134 18 Switzerland 0.7136 0.1511 0.2537 0.3088 19 Finland 0.6967 0.163 0.2059 0.3278 20 Estonia 0.6965 0.1705 0.207 0.319 21 Ireland 0.6866 0.1695 0.1894 0.3277 22 Iceland 0.6697 0.1349 0.211 0.3238 23 Liechtenstein 0.6694 0.1781 0.1786 0.3127 24 Austria 0.6679 0.1619 0.1893 0.3167 25 Luxembourg 0.6672 0.1295 0.2355 0.3021 26 Israel 0.6552 0.1986 0.143 0.3136 27 Hungary 0.6315 0.1716 0.1432 0.3167 28 Lithuania 0.6295 0.1641 0.1456 0.3198 29 Slovenia 0.6243 0.136 0.1659 0.3224 30 Malta 0.6129 0.1597 0.1605 0.2927 31 Colombia 0.6125 0.2418 0.0799 0.2908 32 Malaysia 0.6101 0.2148 0.1134 0.2819 33 Czech Republic 0.606 0.1543 0.1405 0.3112 34 Chile 0.6014 0.2072 0.0895 0.3047 35 Croatia 0.5858 0.1436 0.1393 0.303 36 Uruguay 0.5848 0.163 0.105 0.3168 37 Latvia 0.5826 0.1414 0.1241 0.3171 38 Italy 0.58 0.0982 0.1622 0.3196 39 Portugal 0.5787 0.1317 0.1382 0.3088 40 Barbados 0.5714 0.068 0.1819 0.3215 41 Greece 0.5708 0.1209 0.1263 0.3235 42 Cyprus 0.5705 0.1263 0.1428 0.3015 43 Slovakia 0.5639 0.1177 0.139 0.3072 44 Bulgaria 0.559 0.1392 0.1112 0.3086 45 Poland 0.5582 0.1317 0.1113 0.3152 46 Kazakhstan 0.5578 0.1792 0.0593 0.3194 47 Romania 0.5479 0.1414 0.1021 0.3045 48 Argentina 0.5467 0.1403 0.0928 0.3136 49 United Arab Emirates 0.5349 0.0853 0.1793 0.2703

–  –  –



Похожие работы:

«1 Цели освоения дисциплины Целями освоения дисциплины являются формирование теоретических знаний и практических навыков по методологии и организации контроллинга, использованию учетной информации для принятия управленческих решений, а также адаптация этих знаний и навыков к условиям конкретных организаций и целям предпринимательства, особенностям каждого уровня управления.Основными задачами изучения дисциплины «Контроллинг» являются: проектно-экономическая деятельность, аналитическая...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФИЛИАЛ дного филиала МГЭИ гГ^^Т.А^Сахневич 2015 года ОТЧЕТ О САМООБСЛЕДОВАНИИ Автономная некоммерческая организация высшего профессионального образования «МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ» СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФИЛИАЛ Мурманск 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ I. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ 1.1. Общие сведения об Северо-Западном филиале МГЭИ 5 1. 2. Образовательная...»

«Центр экспертизы по вопросам ВТО 109028, Москва, Покровский бульвар, д. 8, стр. 1 Тел. 7 495 725 30 73 Факс 7 495 725 30 70 доб. 5905 www.wto.ru ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ №6, МАЙ 2015 ЦЕНТР ЭКСПЕРТИЗЫ ПО ВОПРОСАМ ВТО Оглавление От редактора _ 3 Смеетс М. Несовместимые цели: экономические санкции и ВТО._ 4 От редакции. Между Россией и Белоруссией прекращен свободный транзит товаров _ 16 Баландина Г.В. О Таможенном кодексе ЕАЭС _ 18 Наша консультация Смбатян А.С. Антидемпинговая политика (часть...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Финансово-экономический институт Кафедра экономической теории и прикладной экономики Гильтман М.А. ЭКОНОМИКА ТРУДА Учебно-методический комплекс. Рабочая программа для студентов направления 38.03.01 «Экономика» профиль подготовки «Экономика предприятий и организаций» очной и заочной формы обучения Тюменский...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИЙ И УПРАВЛЕНИЯ ИМЕНИ К.Г. РАЗУМОВСКОГО (Первый казачий университет)» (ФГБОУ ВО «МГУТУ ИМ. К.Г. РАЗУМОВСКОГО (ПКУ)») Кафедра «Экономика и управление на предприятиях малого и среднего бизнеса» Гусев Валерий Владимирович Программа производственной преддипломной практики Специальность: 080502 Экономика и...»

«Итоги работы ФМБА России в 2010 году и задачи на 2011 год Доклад руководителя ФМБА России В.В.Уйба Уважаемые коллеги! 2010 год стал для ФМБА России годом интенсивной и напряженной работы. Цель нашего сегодняшнего заседания – анализ результатов 2010 года, сравнение их с итогами 2009 года и определение задач и приоритетных направлений на 2011 год. Несмотря на последствия финансово-экономического кризиса, успешно реализуемая Правительством Российской Федерации программа антикризисных мер позволила...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования Иркутской области «Ангарский промышленно – экономический техникум» (ГБОУ СПО ИО АПЭТ) УТВЕРЖДАЮ Директор ГБОУ СПО ИО «Ангарский промышленно экономический техникум» / Скуматова Н.Д. « 30 » июня 2014 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ И ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ПРАКТИКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО МОДУЛЯ ПМ 03 Подготовка и организация технологических процессов на швейном производстве по...»

«ПРОГРАММА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ГОРОДА ПАВЛОВСКИЙ ПОСАД ПАВЛОВО-ПОСАДСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ НА 2015-2019 г.г. г. Павловский Посад 2015 год I. Паспорт Программы Программа социально-экономического развития города Павловский Посад Павлово-Посадского Наименование Программы муниципального района Московской области на 2015 2019 годы Федеральный закон от 06.10.2003г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Основание для...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского Экономический факультет Кафедра «Экономической теории и предпринимательства» «Утверждаю» Проректор по учебной работе Смирнова Т.Б. «_»2015г. ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ПРАКТИКИ Цикл ГОС ВПО – ПРК.Ф.01 к следующим образовательным профессиональным программам подготовки бакалавров: Форма обучения...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «БЕЛГОРОДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КООПЕРАЦИИ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА» Программа и правила проведения вступительного (аттестационного) испытания по дисциплине «Экономика» для абитуриентов Автономной некоммерческой организации высшего профессионального образования «Белгородский университет кооперации, экономики и права» в 2013 г. Белгород 2013 г. ЭКОНОМИКА РАЗДЕЛ 1. ЭКОНОМИКА И ЕЕ РОЛЬ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА Требования к знаниям: студент...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Московский городской университет управления Правительства Москвы» Институт высшего профессионального образования Кафедра экономики городского хозяйства УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе _ Александров А.А. «» 2015 г. Рабочая программа учебной дисциплины «Стратегии городского развития» для студентов направления подготовки 38.04.04. «Государственное и муниципальное управление» магистерской программы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФИЛИАЛ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВЛАДИВОСТОКСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА» В Г. АРТЕМЕ ИНСТИТУТ КАФЕДРА СЕРВИСА, СТРОИТЕЛЬСТВА И ДИЗАЙНА ОРГАНИЗАЦИЯ, НОРМИРОВАНИЕ И ОПЛАТА ТРУДА НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ТУРИЗМА И ИНДУСТРИИ ГОСТЕПРИИМСТВА Рабочая программа учебной дисциплины ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА Направление подготовки 100400.62 Туризм...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ВОЛЖСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, ПЕДАГОГИКИ И ПРАВА» ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС УГОЛОВНОЕ ПРАВО 030501.65 «Юриспруденция» II Курс Семестры 3 4 Всего аудиторных занятий, час. 54 54 Лекции, час 36 36 Практические (семинарские) занятия, час. 18 18 Форма контроля Зачет Экзамен III Курс Семестры 5 6 Всего аудиторных занятий, час. 54 30 Лекции, час 36...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сыктывкарский государственный университет» Факультет управления Кафедра экономической теории и корпоративного управления Учебно-методический комплекс Дисциплина Компании на рынке ценных бумаг Блок дисциплин ОПД.В Специальность 080507 «Менеджмент организации» Специализация Корпоративный менеджмент Факультет управления Форма обучения дневная, заочная Сыктывкар 2008 ФЕДЕРАЛЬНОЕ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова» Смоленский филиал _ (наименование филиала) ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Специальность подготовки – 036401.65 Таможенное дело Специализация нет Квалификация (степень) – специалист Форма обучения – очная для контингента, переведенного из...»

«Министерство автомобильного транспорта Туркменистана Институт стратегического планирования и экономического развития Министерства экономики и развития Туркменистана АВТОМОБИЛЬНЫЙ ТРАНСПОРТ ТУРКМЕНИСТАНА, 201 «СИНЯЯ КНИГА» IRU Ашгабад, 2012 2 Вручение глубокоуважаемому Президенту Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедову высшей награды Международного союза автомобильного транспорта (IRU) – «Grand Prix d’Honneur», июнь 2011 г. Уважаемые читатели! Автомобильный транспорт играет важную роль в...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» Новокузнецкий институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» Факультет экономический Кафедра экономической теории Рабочая программа дисциплины Б3.В.ОД.10 Стандартизация и...»

«НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «КИСЛОВОДСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА» РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Теория религии (наименование учебной дисциплины) Уровень основной образовательной программы бакалавриат _ (бакалавриат, магистратура, специалитет) Направление(я) подготовки (специальность)030900 (номер.уровень, полное наименование направления подготовки (специальности)) Профиль(и) юриспруденция (полное наименование профиля направления...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Программа подготовки специалистов среднего звена (далее ППССЗ) СПО. 4 1.2. Нормативные документы для разработки ППССЗ СПО по специальности 38.02.01 Экономика и бухгалтерский учет, базовой подготовки 1.3. Общая характеристика ППССЗ СПО 1.4. Требования к поступающему 1.5. Рекомендуемый перечень возможных сочетаний профессий рабочих, должностей служащих по Общероссийскому классификатору профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов (ОКО16-94). 2....»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РАСПОРЯЖЕНИЕ от 22 июня 2015 г. № 1143-р МОСКВА 1. Утвердить прилагаемую Концепцию федеральной целевой программы Мировой океан на 2016 2031 годы.2. Определить: государственным заказчиком координатором федеральной целевой программы Мировой океан на 2016 2031 годы (далее Программа) Минэкономразвития России; государственными заказчиками Программы Минэкономразвития России, Минобрнауки России, ФАНО России и Росгидромет. 3. Установить, что предельный (прогнозный)...»



 
2016 www.programma.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Учебные, рабочие программы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.